Jump to Navigation

Краткие сведения (биография/идеи)

 

Карен Араевич Свасьян родился 2-го января, 1948 года. В 1954-1965 учился в средней школе в г. Ереване. С 1965 по 1970 студент филологического факультета Ереванского университета. С 1971 по 1993 младший, а затем старший и ведущий научный сотрудник Института философии и права АН Арм.ССР. 1978 кандидат философских наук. 1981 доктор философских наук. 1985 профессор. В 1993/94 лауреат премии имени А. ф. Гумбольдта (Бонн). 1997 приглашенный профессор Иннсбрукского Университета (летний семестр) на факультетах философии и теории литературы (курсы по теории познания, теории символизма и литературного перевода) С 1993 по настоящее время живет в Базеле (Швейцария), в качестве свободного писателя. Выступает с лекциями в Швейцарии, Германии, Австрии и Франции.
 
Для философских воззрений КС характерна их соотнесенность с историей философии и культуры, с одной стороны, и с философско-антропологической проблематикой, с другой. Сама история философия рассматривается при этом как история судеб сознания, но не в гегелевско-феноменологическом аспекте сознания вообще, а скорее в смысле некоей последовательно и на более высоком, духовном, уровне продолженной естественной истории творения Э. Геккеля. Понятая так, философия, от досократиков и Платона до Гартмана, Штирнера и Ницше, имеет целью не осмысление мира, а – через последнее – самооткровение и саморазвитие человеческой индивидуальности. Если венцом творения в смысле эволюционной теории является человек как биологическая особь, то неизбежно встает вопрос о венце творения в человеке как таковом. Этот вопрос: чтó в самом человеке кульминирует собственно человеческое, как собственно человеческое кульминирует чисто природное? – указывает единственно на мышление. Мышление есть (духовно) высшее в человеке, подобно тому как (биологический) человек есть высшее в природе. История философии примыкает в этом смысле к истории творения и продолжает ее. Это значит: если эволюционная теория (тематически) принадлежит к истории философии, то лишь потому, что и история философии в свою очередь принадлежит (онтологически) к эволюции как наивысшая и совершенная ступень ее. В продолженной таким образом и выведенной в духовное антропогении: человек как высший член природы, мышление как высший член человека, решающим оказывается последний вопрос, где антропогенез естественной истории Геккеля, переросший в пневматогенез истории философии как таковой, корректируется и потенцируется в абсолютном индивидуализме Макса Штирнера: Если мышление есть высшее в человеке, то путь эволюции после Штирнера, для которого человек – это либо пустое слово, либо конкретный имярек, заостряется в вопрос: Чье мышление? Ответ имманентен решению центральной проблемы истории философии от Парменида до Сартра: мышление философа, который сумел бы преодолеть hiatus между мышлением и бытием, между эссенцией и экзистенцией, между тем, что он мыслит, и тем, что он есть. Поиск такого философа, определяющий весь круг философских интересов КС, привел его, после долгих блужданий по историкофилософскому пространству (основные этапы: Гераклит, Платон, Аристотель, Ориген, неоплатонизм, Абеляр, Фома, Декарт, Лейбниц, Кант, немецкий идеализм, Штирнер, Гартман, Ницше, Гуссерль), к мировоззрению Рудольфа Штейнера, в котором его «философская» судьба совпала с его «частной» судьбой. На русском языке эта проблематика нашла свое наиболее прегнантное выражение в статье КС «Антропософия», написанной им для Философской Энциклопедии.


Main menu 2

about seo